Новороссия
готовит новости

Танай Чолханов: Крымским татарам Меджлис не нужен

Танай Чолханов: Крымским татарам Меджлис не нужен

Рубрика: Война и Мир -

О том, что как на самом деле обстоят дела в Крыму, об участии крымских татар в войне на Донбассе и о проблеме радикального Ислама «Войне и Миру» рассказал Танай Чолханов, житель Симферополя, татарин с крымскими корнями, ополченец Новороссии.

 

— Танай, вы сейчас живете на своей земле, но много лет были лишены такой возможности. Что может сделать Россия, чтобы компенсировать крымским татарам отнятую Родину?

 

— Ничего такого не нужно делать, только убрать меджлис. Все очень просто, я сейчас объясню. Местные татары, здравомыслящие, говорят: «Меджлис нам не нужен, почему мы как белые вороны?» Обычный гражданин, чтобы решить какие-то свои вопросы, получить то, что ему нужно, идет в государственные службы, а крымский татарин, чтобы решить свои проблемы должен идти в Меджлис — там заплатить, там договориться, и тогда уже Меджлис решает его проблемы. Он что, не гражданин? Это совершенно лишний орган, а сейчас делают еще второй, который тем более не нужен. В Татарстане же нет никакого Меджлиса. Ну, хорошо, это национальная республика, но и у русских в Татарстане, которых там 50 %, нет никакого аналога Меджлиса, и у татарской диаспоры в Москве его нет. Когда мы жили в Санкт-Петербурге у нас меджлисом называлось — чай попить вместе.

Что можно и даже нужно сделать России – это запустить программу по возвращению крымских татар, чтобы те, у кого действительно есть желание и необходимость вернуться в Крым, получали поддержку при переезде — денежные пособия, землю. Крымские татары после депортации поселились в Узбекистане и в Поволжье, где в той или иной степени произошла ассимиляция с местными, сейчас они возвращаются из этих регионов, там осталось не так много людей. Главное, проследить, чтобы выделенные на это средства не были распилены. Я считаю, что это дело государственного уровня.

Также нужно проводить общественные и культурные мероприятия, показывать реальное положение вещей. У нас сейчас о культуре никто не думает, а если говорить о возможных компенсациях, стоит сделать программу возвращения татарской традиционности и наладить отношения с Татарстаном. При этом нужно исключать людей, который сейчас этим занимаются, а то опять это будет только на бумаге. Все, что нужно — это дать людям делать то, что они хотят. А они хотят дружить, ходить друг к другу в гости, отмечать вместе праздники, куда-то выезжать, пить чай, а им все это заливают в головы сверху.

 

 

Разве наш противник не пытается использовать крымских татар для дестабилизации обстановки на полуострове? Возможны ли здесь теракты, например?

 

— Вы поймите, люди здесь занимаются туристическим бизнесом, держат гостиницы, продают фотографии на пляже, пусть даже в прошлом году был не очень удачный сезон, но среди них нет тех, кто пойдет на теракт или другой радикальный шаг. Это должны быть люди без имущества и без работы, это должен быть люмпен, а таких единицы. Здесь нет идейной составляющей для экстремизма, нет такой ненависти. Вы это поймете, если поговорите с крымскими татарами. Говорят, что да, было дело, пострадали, ну кто виноват… Одни говорят, что Сталин во всем виноват, кто-то говорит, что евреи в окружении Сталина. Но все это относится к тем временам — а сейчас вернулись, и ладно. Все, кто приезжают сюда, сами начинают искать проблему крымских татар на ровном месте. Кто больше всех шумел о депортации крымских татар — Мустафа Джемилев, но он деньги на этом зарабатывал. Писали, что его встречали здесь 2000 человек, а на самом деле пришло 300 и они все были куплены — да, здесь любят деньги. Наталья Поклонская выписала каждому штраф, а Джемилев их кинул, даже эти штрафы им не стал компенсировать, и все эти участники акции на него обижены. Все эти страшилки о крымских татарах заключаются в том, что здесь есть несколько негодяев, если их выслать, то все закончится.

 

Tanay_002

 

Если национальная проблематика во многом надумана, то что на самом деле является главной проблемой?

 

— Реальная проблематика, на самом деле, не касается национального вопроса, но есть очень серьезные религиозные аспекты. Этим пользуются, и очень активно. Опасность представляют различные исламистские организации, в том числе, ваххабисткие, которые вербуют молодежь. Так получается, что эти организации деньги получают и от российского правительства, и от зарубежных грантодателей. А если есть деньги, можно делать очень многие вещи. В Хизб-ут-Тахрир, которая здесь еще осталась, хотя запрещена российским законодательством, применяют такие же методы, как в сектах Рона Хаббарда, часто бывает, что людей вытаскивают из этих сект и их приходится лечить у психиатров, и все равно были случаи, когда человек после такой промывки мозгов убил мальчика, а потом сам совершил самоубийство. Это к Исламу не имеет никакого отношения, у них своя мораль. А в Крыму почему-то считают, что с ваххабитами и «Братьями-мусульманами» у нас один вектор.

Я помню проповедь, когда приезжий ваххабит-араб говорил, что русские — враги Аллаха и их надо убивать. Я расскажу, каким образом ДУМК (Духовное управление мусульман Крыма) ставит своих людей на местах. В любой мечети есть имам, которого все слушают, но потом туда входит несколько радикалов и обвиняют его в том, что неправильно толкует Коран. А там, в основном, сидят люди преклонного возраста, они на рожон не полезут, с молодежью спорить не станут. И тогда выходит представитель ДУМКа, подверждает, что имам неправильно трактует Коран и предлагает поставить временного, имама-араба, а местного убирают. Потом временный имам говорит, что ему надо выехать к себе, ставит местного ваххабита как своего заместителя, а сам будто уезжает, а на самом деле таким же образом заходит в другую мечеть. Таким образом, у ДУМКа везде свои люди, и они получают от государства «зеленый свет».

И никто не отменял местных фейсеров, они все бывшие СБУшники, у Москвы нет ресурсов посылать сюда своих специалистов, а местного СБУшника легко подкупить, они же и будут крышевать эти организации. Грубо говоря, СБУ перешло в местное ФСБ, а весь аппарат наверху остался из Партии Регионов. В этой ситуации возможно только провести радикальную кадровую чистку и поставить жесткое авторитарное руководство.

 

Что насчет того, что на украинской стороне воюют крымско-татарские подразделения?

 

— Да есть, но в этих подразделениях нет крымских татар, там сирийские наемники. А символ крымского батальона, знак Весов, означает «Шариат», это очень древний символ. Пытаются доказать, что это древняя тамга Гирей-хана, но если они как ваххабиты отрицают свое происхождение, но тогда зачем им эта тамга, демонстирующая принадлежность к династии крымских ханов?

А непосредственно крымские татары — не такой народ, который пойдет в боевики и станет совершать теракты. Ваххабиты здесь есть, но они отличаются от того, что обычно под эти подразумевается. Такой человек может размышлять про Халифат, пока его жена не позовет есть.

 

Вы, наоборот, воевали со стороны ополчения, есть ли, кроме вас, крымские татары на стороне Новороссии?

 

 

— Да, я был в Луганской Народной Республике, два раза. Двух моих товарищей там накрыло минометами, а я был ранен в первую поездку. Сначала был в батальоне «Заря» Плотницкого, потом, после ранения, был у Мозгового, но мы с ним не сошлись по ряду вопросов. Скоро поеду туда еще. Там есть несколько крымцов, из других регионов Крыма, но они в ДНР, приедем и подтянем их. Крымского отряда в Новороссии отдельно нет, есть исламский отряд. Крымские татары не пойдут в ополчение, у них не тот менталитет. Если бы я не был с материка, не был наполовину казанским, не отсутствовал здесь 23 года, тоже, наверное, бы не пошел. Менталитет крымских татар — огород, дом, семья. После того, что случилось, это стал очень забитый народ. Сюда они возвращались с дрожащими руками, что, не дай Бог, опять все повторится жизнь в изгнании. Я когда спрашивал крымских татар, кто здесь хочет поехать на Донбассс, они, очень непосредственные люди, которые побаиваются всего, сказали: «Мы знаем, что надо делать — мы создадим здесь ополчение в Крыму, если вдруг нападут, то мы поможем». Я им говорю: «Давайте по-честному, а если на самом деле нападут?»— « Мы уедем». Создать военную силу из крымских татар невозможно именно из-за их менталитета, они могут подраться, но при виде оружия тут же ретируются.

Главная проблема Крыма в том, что все проблемы надуманные. Мне даже в Новороссии говорили: а что, правда, в Крыму все, кранты — еды нет, денег нет, электричества нет и и Безумный Макс ездит на мотоцикле. А все совсем не так, как вы видите.

 

Tanay_003

 

Tanay_004

 

Tanay_005

 

Текст Дарья Андреева

Фото Игорь Старков

На фото 4 и 5 — Танай с супругой

 

25 Фев, 15

Об aвторе

 

 

Похожие записи