Новороссия
готовит новости

Сумерки

Сумерки

Рубрика: Война и Мир -

Как найти те самые слова?

Что такое вообще «постсоветское пространство»?

Это – потемки.

Нет, вроде бы искусственного освещения в избытке – от тупого мерцания бесчисленных мониторов до вспышек разрывов. Круглосуточно. Не заблудишься, не споткнешься?

Но тот самый, естественный, животворящий свет, который еще и греет, в котором каждый предмет прост и ясен в своей сущности – все не приходит.

Никакой мистики. Никакой игры словами.

Потемки образуются в результате разложения разума   в процессе превращения людей в плесень «рыночными отношениями» и ставшим уже привычным страхом оружия массового поражения.

Разумеется, этот процесс оплесневения идет повсеместно, хоть и с разными нюансами – но идет. «Там», у шарлишек-шалунишек, быстрее и уже необратимо, у нас, по причине, так сказать, местной специфики – в целом медленнее, хотя и сильно активизировался в последние десятилетия. Наступление эры оплесневения было провозглашено  давно и очень громко, и вовсе не хитроумными «экономистами» или уставшими от трепа «философами», хотя и они постарались – но их продукт для тех, кто мнит себя «избранным», А для простецов приснопамятной «Ливерпульской четвёркой», сиречь «битлами». Помните? Imagine: «нет ни рая, ни ада, ни стран, ни религий, не за что умирать и убивать, мир единое целое в котором люди живут одним днем во всеобщем братстве и равенстве».

Это ли не гимн плесени? «Мы хотим просто жить!» И ведь не упрекнешь: над головами –то висит подарочек Оппенгеймера, ох висит! Это ж вроде – даже протест?! Чуть ли не коммунизмом отдает? Эва – «в братстве и равенстве»? Но – «одним днем», заметьте!

Вектор был направлен еще тогда, под восторженные визги толп юных балбесов, громко заявлявших о своем нежелании «умирать и убивать за что-то», под беснование адептов «жизни одним днем».

Потом было много чего: умирать и убивать, конечно, все же продолжали, хотя – как-то уже по инерции, но кровищи натекло! И даже сам   создатель гимна плесени ткнулся, в конце концов, мордой в грязный асфальт, принесенный в жертву по древней традиции – одним из пылких почитателей. В конце концов,   стало очевидно, что для существования плесени необходимы все же более комфортные условия и более серьезные гарантии, чем «братство и равенство» битломанов – понеже и сами битломаны постарели, поубавили гормонального пыла и никакого стремления к декларированному «отказу от имущества» отнюдь не обнаружили. После некоторого замешательства и блужданий в поисках формулировок создавшейся ситуации. американский японец Фукуяма, наконец, объяснил плесени: настал конец истории, конец эволюции homo sapiens: восторжествовала либеральная демократия, сооружен, наконец, тот парник (под надежным американским куполом), в котором плесень может спокойно размножаться и потреблять, ибо потребление было и есть единственным смыслом бытия плесени. «Последний человек» Фукуямы – он действительно последний, ему ничего не надо, кроме своего комфорта.

Он называется «постисторическим человеком толпы» — а на самом деле и не человек уже вовсе. Это именно плесень.

Плесень не нуждается в разуме, хотя верхние слои плесени настойчиво декларируют свою «интеллектуальность». Но «интеллект» плесени не тождествен разуму. Это суррогат разума, который   гарантирует в перспективе носителю высокого IQ «успех», т.е. максимальный комфорт, но, как это ни парадоксально звучит, абсолютно безразличен к постижению сути человеческого естества. Интеллект реализуется через науку, проникающую в глубины генома – для того, чтобы сотворить плесень максимально совершенную и выполоть то, что может помешать торжеству плесени. Наука может все? Торжество науки? Это Стивен Хокинг, кадавр в инвалидной коляске, убедивший деньгодержателей угрохать запредельные деньги в свой   коллайдер – чтобы объяснить плесени, что если она куда-нибудь не уберется куда-нибудь с этой планеты, то ей, плесени,придет с неизбежностью конец. А куда ж убираться-то? Во «вселенную»? Так там, как установил торжествующий интеллект, не «Царствие Небесное», не бесчисленные миры, созданные Богом-творцом, как полагал сожженный за эту ересь Джордано Бруно – там, видите ли, «черные дыры».

 

sumerki_002

 

И эти самые «черные дыры» в запредельной пустоте – и есть подарок всепроникающего интеллекта финансирующему его «золотому миллиарду». Торжество науки свелось к поклонению «черной дыре» и лихорадочному совершенствованию способов уничтожения двуногих, ни к чему иному. Плесень ожидала от науки бессмертия – а наука, поманив туманными надеждами, только утвердила неизбежность всеобщего конца. Бессмысленного и беспощадного.

Нравится? Кушайте!

Разум человека не тождествен интеллекту плесени. Потому что разум ВСЕГДА лечил человека от страха бытия и потому НИКОГДА не противоречил никакой вере, а интеллект, вознамерившийся опровергнуть неизбежное – только укрепляет этот страх все уверенней и уверенней. Хотя плесень за каким-то чертом пытается понять, из какого такого вещества состоят кольца Сатурна и как выглядит поверхность пролетающей мимо –пока! – кометы.

«Разум для тех, у кого он есть – источник жизни, а ученость глупых – глупость» — сказал царь Соломон. Подозреваю, что не он первый. И уверен, что каждый из нас успел повидать немало «глупых умов».

С Соломоном соглашались многажды, в разные времена и на разных языках.

Потому разум и разлагается в сообществе плесени, сделавшей смыслом своего существования самое скучное занятие – спекуляцию. И в потемках разлагающегося разума громко раздается истеричный хохот всяческих шарлишек-шалунишек

Однако же провозгласивший «конец истории» Фукуяма, в отличие от элементарно невежественного и буйного ливерпульского наркомана, прекрасно понимал, что «история», которая «должна прекратиться в либеральной демократии» — это все же самая многотысячелетняя суть человека, что генетическое превращение человека в плесень все же дело очень непростое, на грани утопии. Тем паче, что либеральная демократия всю планету Земля в себя втянуть так и не сможет. Следовательно, «люди будут бороться просто от скуки, они не представляют себе жизнь в мире без борьбы».

И «борьба» спекулянтов, биржевые паники – не тот суррогат, на который можно уповать.

В самом деле, неужели для того горела Троя и насмерть стоял в блокаде обреченный Ленинград, чтобы плесень довольно булькала, поглощая «комфорт»?

Следовательно, «те, кто остался неудовлетворёнными, всегда смогут возобновить ход истории». Увы.

Не получается.

 

sumerki_003

 

Но оплесневение все же упорно и тупо утверждается всеми способами, вплоть до массовых кровопролитий. Здесь все просто: кто принял «либеральную рыночную демократию» как реальность – стал плесенью. Кто не принял – должен стать таковой.

И это приговор целым народам.

Соответственно, возобновить историю – значит остаться человеком разумным.

В России сейчас происходит то же самое: оплесневение и пароксизмы попыток преодолеть таковое. Ничего иного.

Слой плесени у нас пока еще не такой толстый, как в «золотом миллиарде», но, как и там, достаточно четко структурированный, российская плесень, как и европейская – слоиста. Верхние слои образуют маги и чародеи «рыночной экономики» всех мастей, существа без обратной связи, свято убежденные, что «деньги могут воевать, когда люди уже не могут», что деньги вообще могут и значат все.  У власти они или нет – не имеет значения – хотя, конечно, лучше бы «у власти» их не было; физиономия г-на Улюкаева столь же выразительна для характеристики верхнего слоя плесени, как физиономия г-на Потанина, например.

Важен сам факт их существования и прогрессирующего уплотнения этого верхнего слоя. Пожалуй, он становится настолько плотным, ороговевшим, что давно уже начинает…отслаиваться от России, и это вселяет определенный оптимизм.

Под ними – слои многочисленной и разномастной обслуги, копаться в которых утомительно и противно. Связующим материалом этих слоев стали традиции доблестной русской интеллигенции (в советский период очень сильно проевреенной, но это еврейская составляющая в данном случае не более чем камуфляж, хотя и очень бросающийся в глаза). Суть этих представлений – оголтелое еврохолуйство, все более откровенный и неизбежный социальный расизм, хроническая относительная депривация при всех режимах: при царях, генсекретарях и президентах. Если верхние слои российской плесени не озабочены ничем, кроме правильного направления «финансовых потоков», нижние слои весьма чувствительны к своему реноме «интеллигентов», «интеллектуалов», «образованных» и с завидным, несколько комическим упорством пытаются уточнить объем и содержание понятий, определяемых этими терминами.

 

sumerki_004

 

Ох уж эта «образованность»! Секрет полишинеля российской интеллигенции со времен Чаадаева и Герцена состоит, собственно, в том, что она…плохо, либо откровенно малообразованна. Нет, конечно, они и при царях, и при генсекретарях, и сейчас – получают дипломы, а то и «степени» разных наук – вот только чему и как они там учились, это разговор особый.

Заглянем в прошлое. 12 апреля 1861 г. цензор и профессор А.В. Никитенко, сам выходец из крепостных, хорошо понимавший, как говорится, «что почем», констатировал в своем дневнике после присутствия на экзамене в Петербургском университете: «Они совсем не знают – и чего не знают? – историю своего отечества. В какое время? Когда толкуют и умствуют о разных государственных реформах. У какого профессора не знают? – у наиболее популярногои которого они награждают одобрительными криками и аплодисментами. Кто не знает? – Историко-филологи, у которых наука считается все-таки в наибольшем почете и которые слывут лучшими студентами.» Напрашивается универсальное русское определение этих будущих героев и светочей доблестной интеллигенции: балбесы. На том же экзамене один из этих балбесов потряс и позабавил экзаменатора Н.И. Костомарова незнанием существования в России патриархов и места погребения московских царей. (!) Этим балбесом был не кто иной, как приснопамятный Д.И. Писарев. И то верно, зачем Писареву такие мелкие подробности? Он и так все знает. И именно этих балбесов Н.И. Некрасов в своем «Современнике» и не он один громко убеждал в том, что народ нуждается в них, как в «заступниках». И все они получали дипломы – ибо, как горестно вздохнул тот же А.В. Никитенко, в нашем Отечестве и такие образованные – пригодятся. И пригодились – в феврале 1917-го. Разумеется, не все были таковы – и слава Богу, но исключения, как всегда, только подтверждают правило.

А вот, извольте видеть, и наследники славных традиций, переживших все катаклизмы ХХ в. Вот, к примеру, академик Ю.С. Пивоваров, автор более 300 (!) научных работ, тот самый, под началом коего библиотека ИНИОН погорела – конечно, по причине недофинансирования. Потрясший аудиторию признаниями, что «историю знает слабо, как стал академиком – сам не понимает, потому что в студенческие годы был больше занят подготовкой покушения на Брежнева. Между прочим, Юрий Сергеевич закончил на какой-нибудь там областной универ — Московский государственный институт международных отношений МИД СССР и аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений АН СССР.О как! Так и хочется спросить: хрен с ней, библиотекой ИНИОН, она и не могла не сгореть – а как с покушением-то

Других представлять надо? Полагаю, нет – оглянитесь вокруг и увидите. А куда, спрашивается, подевались те «образованные», кто не мог выйти в академики и даже в доценты, у кого дипломы – троечные? Или просто прыти и связей не хватило? Правильно, барахтаются там, в средних и нижних слоях плесени, скрежещут зубами на «эту страну», в которой им ничего и никак, упражняются в КВНном «креативе», скулят «пора валить» – и никуда, конечно, не «валят», потому как вполне резонно не уверены, что им повезет внедриться в плесень «золотого миллиарда».

 

sumerki_005

 

Этот слой плесени в России значительно толше, конечно, чем верхний, но, в отличие от верхнего, еще и очень вязкий, трясинный, и постоянно порождает некие фантомы самоуважения, поскольку, по той же интеллигентской традиции, плесень из этого слоя свято уверена, что от неё «зависит очень многое». В этом слое – кого мы только не видим: и «либералов», и «сталинистов», и «имперцев», и «православных»,   ужжжасно маргинальных «националистов», и совсем уж забавных «неоязычников».   Все они в кавычках, потому что все это грим, чужие шмотки, наспех примеренные – а иногда и весьма ладно пригнанные. Самыми искренними могут показаться даже самим себе «либералы», радетели таинственных «европейских ценностей». Но – что же есть их «либерализм»? Скороговоркой произнесенные формулы о «свободах», «инициативах», «ответственностях»? Ну да, вспомните-ка, как на одном из толковищ в верхах сорвался Греф, один из светочей «рыночного либерализма», человек из верхних слоев российской плесени – сорвался и возопил самому президенту: «Я хочу кушать и чтобы меня обслуживала вежливая девушка в банке!» Вот и все «ценности» Грефа. А уж в слоях пониже…ну, перечитайте на досуге какой-нибудь из сборников развеселого Д. Быкова, хотя бы «Наслаждение» — истинное наслаждение получите и сможете распробовать «либерализм» этих «интеллектуалов». Так что, как ни крути, «либерализм» у нас – просто пропуск в блаженство плесени, а вовсе не некая система убеждений.

Все прочие фантомы самоутверждения «образованных» — суть банальное реконструкторство. Реконструкторство входит в моду, когда настоящее и будущее безразлично, и тяга к рекоснтрукторству у плесени обнаруживается чуть ли не всемирно, как сублимация человеческого. Поиграемся – в «когда люди были людьми». Почему ж Россия должна быть исключением? И вот бравые менеджеры и прочие желающие напяливают на себя мундиры образца 1812 г. и увлеченно играются в Бородино – на земле, пропитанной кровью на метр, а другие шастают в мундирах солдат других войн. Кажется, только в Куликовскую битву не играются: то ли принимают это событие слишком всерьез, то ли менеджерам трудно воспроизводить ту зверскую рукопашную…или еще какие причины.

Такое реконструкторство может показаться вполне себе безобидным: ну поигрался на Бородине, и пошел себе в дебри рыночной экономики – зарабатывать на амуницию. Разум подсказал бы человеку, что кощунственно паясничать на том месте, где кого-то разворотила картечь или срезал клинок… интеллект не подскажет – но это, в конце концов, его, интеллектуала, личное дело.

Но для происходящего сейчас в России и вокруг России, на всем постсоветском пространстве, хроническое реконструкторство интеллектуальной плесени в потемках разлагающегося разума стало смертельно опасным Во всех смыслах. Вон – украинцы уже дореконструировались в собственное удовольствие. Доигрались – и в бандеровцев, и в козаков, и в катапульту образца 1240 г., установленную чуть не на том же месте, где ставил такие катапульты Батый… Все довольны. Все смеются.   А вон – реконструктор Стрелков, не то монархист, не то вообще черт те знает кто – и пострелял в собственное удовольствие вполне всерьез. И смотрит на мир теми же ясными глазами – более ясные глаза, пожалуй, устремлял на зрителя только А.Г. Невзоров, таким ясным глазам просто возражать невозможно. И весь золотой миллиард теперь скребет в затылках и темечках, пытаясь понять, что же делать с этими заигравшимися в прошлое в нашем зыбком настоящем. Понеже трупы-то громоздятся – вполне здешние, реальные, не из тринадцатого века, не из двадцатого? Но – интеллект плесени не способен   к творчеству, а именно только к реконструкции, к имитаторству, пусть порой и самому изощренному. Потому так смешны украинские массовые   перформансы – со слезой, истовостью, обязательным упоминанием Бога и святым Николаем вместо Деда Мороза. Трезубец князя Владимира… «Киевская Русь»… ребята, вы где находитесь? В каких временах-пространствах? Кто у вас князь Владимир?

 

sumerki_006

 

Потому так смешны и попытки российской интеллектуальной плесени обрести «национальную идеологию» либо «найти» таковую по заказу «власти». Зрелище умилительное. Вообще-то самой плесени никакая идеология не нужна – кроме озвученных выше откровений Леннона и Грефа. Просто жить одним днем без стран, религий – ну, конечно, с имуществом – но чтоб кушать вволю и вежливо обслуживаться! ВСЕ! Но – ведь заказ «сверху» звучит все настойчивей вынь да положь «идеологию», образованный! Ты ж «головастик» или нет? Вот и шарятся растопыренными пальцами в потемках — разум-то разложился, а интеллект – это всего только собрание цитат. Цитат до хрена, я вам такие могу найти формулы…закачаетесь! Ну например: «Россия на трех океанах». Чем плохо – и ведь правда, и с тремя цветами флага согласуется, и с «тремя китами» какими-нибудь ассоциируется…

Провозгласим? А смысл? Чтобы было понятно – заглянем «туда», в «цивилизованные страны». В XIV в. необразованная и некреативная Жанна д’Арк повела за собой вооруженных угрюмых мужиков с простыми словами : «Прекрасная Франция!» Что они видели прекрасного в той своей Франции – у них теперь не спросишь. Но они пошли и совершили то, что совершили, просто выдохнув эти простые слова, не очень даже вдумываясь в их смысл. Ибо это были люди, ведомые разумом и верой. Разум подсказал им, что иначе нельзя, что дальше – просто крышка, а вера окрылила. Прошли столетия после сожжения Жанны – и старик Ле Пэн ее словами воззвал к соотечественникам: ребята, вы что творите? Опомнитесь! Прекрасная Франция!

И что? Получилось? Нет. И у дочери его, весьма симпатичной особы – не получится. Как бы нам того ни хотелось. Потому, что вокруг них уже гораздо больше плесени, чем людей. Потому что – «Я шарли». Потому, что плесень искренне верит в «бренды» и не понимает реального смысла и значения простых человеческих слов.   И свято уверена, что именно «бренды» нужны для воодушевления, вдохновения, самопожертвования. Как верхний слой плесени свято уверен, что деньги могут воевать, созидать, разрушать.

Ну хорошо. А вот у Второго ополчения Минина и Пожарского в 1612 г. – был какой-нито «бренд»? Не припомню. Переписка городов была, приговор нижегородцев о сборе средств на войско – был…а вот «брендов» вроде не было? А у тех, кто шел на Куликово поле в 1380-м, кроме молитвы – был «бренд»? Летописи на сей счет молчат.

Не бренд сейчас нужен России, а единение душ, подвигнутых коллективным разумом народа. Народ российский не так уж глуп, как этого хочется плесени и в самых простых вещах разбирается и разбирался всегда. Он понимает, что если где-то, а тем паче по соседству и в самом царствующем граде Москве какой-то попрыгунчик возомнил, что русские – «природные рабы», «существа второго сорта», быдло и т.п., а он – первосортный, «свободный», герой, которому слава – надо его разубедить всеми дозволенными и недозволенными методами, только и всего. Какая тут «национальная идеология»? Какие «бренды»? Разве те, кто воюет сейчас на Донбассе – русские не русские, местные и пришлые – воюют за «русский мир»?! Разум – а кто не признает себя разумным, у тех здравый смысл – и вера ведут этих людей. Как вели их предков.

И если уж нужен какой-то лозунг… наверное, как-то так «против России – значит, против меня». Не против нас – а именно против меня. Для каждого, независимо от пола и возраста. Тогда мы будем чисты перед поколениями предков, создавших и оставивших нам эту страну и начнем искупать страшный общий грех 1991 г.

Именно этот лозунг отделит людей от интеллектуальной плесени, которая, свято храня и культивируя интеллигентскую традицию, питает себя именно ненавистью и презрением к «этой стране».

 

sumerki_007

 

И еще. Один солдат вермахта, насмотревшийся всякого на восточном фронте, записал в дневнике: «Сочувствие, не подкрепленное действием, становится подлостью.» Правильный был немец, фронтовой – земля ему пухом, все понял.

И мы должны понять. И помнить старика Катона: не надо быть серьезными в делах смешных, чтобы не стать смешными в серьезных.

 

Viator.

 

Фото Игорь Старков

24 Фев, 15

Об aвторе

 

 

Похожие записи