Новороссия
готовит новости

Профессиональная ориентация

Профессиональная ориентация

Рубрика: Война и Мир -

Знаменитый на весь мир конкурс по фотожурналистике World Press Photo подвел итоги 2014 года. И там много про Россию, от гран-при до войны в Новороссии. Конкурс голландский, но его справедливо можно назвать международным, т.к. в нем соединились интересы очень многих профессионалов, занятых производством и распространением фотографических образов. Можно еще сказать, что WPP это крупнейшее и наиболее авторитетное рейтинговое агентство, биржа труда и школа. Ошибочно предполагать, что этот конкурс для простых людей, он только для профессионалов и направлен на производство новых участников рынка. Все российские организации, занятые в этом бизнесе, почитают WPP как главный ориентир в профессии.

Получивший профессиональный кирпич моментально становится заметен, а прошедший семинар при конкурсе обозначается как подающий надежды. WPP — ориентир для профессионалов, пример того, что востребовано, и намек на то, что будет востребовано завтра. Это серьезная организация, российских аналогов которой нет и быть не может, в обозримом будущем. Истории про английский газон, который нужно подстригать сто лет или предков закончивших университет — из этой же серии. У нас нет собственных технологий в профессии, практически нет адекватных средств распространения картинки и даже говорить нельзя про рейтинговые агентства. Конкурс Бест оф Раша и московский Золотой объектив не могут претендовать на сравнение с WPP, простите.

Поэтому когда одна из серий, премированных на последнем WPP, прямо обвиняет нашу страну в гибели малайзийского Боинга над бывшей Украиной, то это означает, что российским фотожурналистам рассказывают, как нужно правильно думать, чтобы быть в интернациональной профессиональной среде. Верная интерпретация произошедшего закладывается на уровне объяснений к картинкам, а не разговора на тему трагедии. За любой успешный проект всегда кто-то платит, а независимость начинается и заканчивается финансами. Странно было бы предположить, что люди, помогающие фонду WPP, думают, что малайзийский Боинг сбили украинцы. Так быть не может. Поэтому и подписи такие.

Зачем только конкурсу и фонду разгонять тему гомофобии в России? Это уже не фотожурналистикой пахнет, а пропагандой и враньем. В случае с Боингом, никто из репортеров не знает, как было на самом деле, но может строить предположения, руководствуясь выгодной частью фактов, но вот найти в Санкт-Петербурге проблемы сексуальных меньшинств — это уже слишком. Санкт-Петербург еще называют «женской тюрьмой», из-за количества лесбиянок. Другие любители необычной любви собираются в «Катькином саду», в самом центре города, еще с царских времен. Каждый горожанин знает, что там лучше встречи не назначать, и ничего, кроме шуток это не вызывает. Сейчас есть и другие заведения, и никого это не волнует, кроме странного депутата Милонова, который совершает странные для петербуржца поступки и спорит с активистами ЛГБД. Он ЛГБД с другой стороны и работает исключительно на западную картинку. В России, а тем более в Петербурге, всерьез этого человека никто не воспринимает. Консерваторы его сторонятся, но не трогают, как своего странного, но чем-то похожего на Стивена Фрая, с которым он как бы оппонент.

 

wpp_002

 

Хотите сбитый Боинг и российские ракеты на Донбассе? «Их есть у меня» — и тут же появляются правильные люди, способные создать миф. С профессиональной точки зрения все безупречно, от убоя самолета до объяснений, кто это сделал, через международные конкурсы.

Российские войска на Донбассе? Так вот же есть фотографии мужчин в папахах, с балалайками и медведями, на фоне российских флагов. Как заказывали. Бывают еще перформансисты, которые что-то на камеру изображают. Бывает даже, что долго.

Как Милонов — российский антиЛГБТ-перформансист, дающий много материала для медиапрофессионалов и активистов, настроенных крайне антироссийски и воспитанных, в том числе, конкурсом WPP.

Получается, что казаки, пришедшие разгонять «богохульную» выставку на Винзавод, белогвардейцы, «захватившие» Украину, или борцы с ЛГБТ вольно или невольно выступают в качестве поставщиков материала для русофобской пропаганды и рекламируют то, чего нет. Когда небритый мужик из ополчения излишне театрально трясет плюшевой игрушкой, а его показывают как душегуба, а Бородая как Темного мурзу, в окружении боевиков, то это мастерство фотожурналистов и случайность. А вот когда ровный строй казаков затрапезного вида идет под хоругвями на Винзавод, а потом картинки с мероприятия разлетаются по миру, рассказывая о страданиях современных художников России при власти, поощряющей мракобесов, то это уже не случайность, а хорошая работа. С Боингом сложнее производство проекта, но очень легко потом кого-то обвинить в трагедии и есть шикарный материал для медиа.

На конкурсе есть еще серия про русских девушек в русских интерьерах, слабо воспроизводящая ранний проект одного российского фотографа, напечатанный несколько лет назад в журнале COLORS. Все, что печатается в этом журнале, хорошо известно каждому уважающему себя фоторедактору и фотографу, поэтому факт плагиата очевиден. Что не красит конкурс, но за неимением оригинала из России, они готовы на собственную копию или им принципиально нужна только реплика. Это очень похоже на попытку контроля за образами, как в детстве: красивые картинки — будут моими. Только по-взрослому.

У нас же есть фотоконкурс Золотой объектив, про Москву, который делает Ольга Львовна Свиблова, директор МАМ и мама школы Родченко, организаций, в-общем, полезных для Родины, но одновременно воспитывающих русофобов или относительно безобидных космополитов. Государство само финансирует тех, кто с ним борется и разумеется внимательно прослушивает, но сколько так может продолжаться? Ольга Львовна — подвижник, в своем роде, и навсегда вошла в историю русского искусства, но одновременно, делает вещи, несколько несовместимые с должностью государственного специалиста и председателя жюри конкурса имени Андрея Стенина.

Фотограф РИА погиб в компании двух активистов НОД-а, и, судя по рассказам его немногочисленных друзей, придерживался крайне патриотических и националистических взглядов, что хорошо заметно в его работах. За то и убили. Теперь конкурс его имени возглавляет человек, воспитавший многих замечательных русофобов и белоленточных активистов. Как такое возможно?

В жюри конкурса есть еще Андрей Поликанов, директор фотослужбы Русского Репортера и одновременно многолетний партнер конкурса WPP, чьи ученики и друзья, обслуживают мировые СМИ, обвинившие нас в гибели Боинга на следующий день после катастрофы.  Куратор русофобских пропагандистов от фотожурналистики получает зарплату сами знаете от кого и одновременно воспитывает медиадиверсантов для информационной войны против России. Работает он ювелирно и, может быть, сообщает все новости в ФСБ, где наверняка на него есть солидное дело, с подробностями и предпочтениями. Вопрос только в том, насколько оправданы такие специалисты на государственной службе и сколько это будет продолжаться?

Странно, что там нет известного русофоба Стенли Грина, в ичкерийской беретке. Есть еще Козырев, без сомнений, лучший фотожурналист в мире, российского происхождения, и какой-то иностранец, кажется, любитель большого формата и унылых безобидных россиян. Явно не поклонник пассионарных русских боевиков Новороссии, чьим певцом стал Андрей. Такой парадокс может быть объяснен желанием Спутника раскрутить конкурс, но не оправдан с моральной точки зрения. Свиблова, Поликанов и Козырев — профессионалы высочайшего класса, но они являются частью механизма, у которого центр не в Москве. Может быть, в Нью-Йорке, прекрасном Париже или Лондоне, но только не в России. С одной стороны, в нашей стране стремительно развиваются школы производства образов и смыслов, а с другой, они чужие. Если WPP определяет актуальный рейтинг фотожурналистов, то российские центры фотографии занимаются еще и рекрутингом кадров для иностранцев. Лучшие всегда уезжают, чтобы стать Козыревыми. Как бы русскими, но не очень. Можно еще аналоги в искусстве найти, даже еще больше.

Очень может быть, что через несколько месяцев, где-нибудь далеко, откроется мощная выставка с образами войны в Новороссии, в которой будут работы Стенина и Лойко, фотографа-киборга, не успевшего взять конфету от кондитера Гиви Иловайского и теперь скрывающегося в Москве. В названии никакой Новороссии, конечно, не будет, будет восток Украины и пророссийские сепаратисты.. Там же представят вышеупомянутого призера конкурса WPP, с правильными подписями к фотографиям. А партнеры партнеров будут рассказывать такую правду, какая выгодна тем, кто за это платит. И только так. Поэтому игры в раскручивание конкурса при помощи громких имен, может обернуться тем, что русский герой станет их героем, т. н. «фотожурналистом». Очень незаметно.

Европа начинает признавать факт существования республик и нерешаемой военным путем проблемы, поэтому сейчас на Донбасс хлынули журналисты с иностранными заказами на образ, подходящий для либерально-европейского понимания ситуации. Где эти все эмоциональные журналисты были, когда украинская армия несколько месяцев вдалбливала Донбасс в каменный век, ад и 1933 год? Они ничего не замечали, в надежде, что Новороссию скоро задушат, и они поедут рассказывать про ужасы «российской оккупации». С «российской оккупацией» ничего не вышло и теперь они поехали за менее удобной версией «правды». Именно поэтому весь ужас, несколько месяцев происходящий в центре Европы, на конкурсе WPP представлен всего лишь одним нейтральным натюрмортиком. Так, чтобы было не понятно, кто столько месяцев убивал стариков, женщин и детей. Европейским СМИ их спонсорам, а значит, и журналистам не было выгодно замечать геноцид, устроенный США и ЕС.

В целом, это хорошо, что европейские репортеры поехали на Донбасс, но действия некоторых журналистов больше похожи на удары медиа-ДРГ. И с этим практически ничего нельзя сделать, т.к. контрразведке республик хватает работы с настоящими ДРГ. Им явно не до этой работы, у них нет кадров и опыта борьбы с информационными диверсантами, прикрытыми корочками СМИ. Там же где-то бегает знаменитый экологический террорист Синяков, проникший как-то в составе диверсионной группы Гринпис на нашу платформу в Баренцовом море. Он перековался? Таких сейчас на Донбассе много. Они как тараканы набежали сейчас за своей «правдой» и материалом для американских и евролиберальных СМИ. И о какой помощи республикам со стороны российских специалистов в области информационных технологий может идти речь, если по Москве ходят настоящие киборги? Это даже не смешно.

Есть, конечно, и позитивные моменты в столь пристальном внимании конкурса WPP к проблемам России и Новороссии, теперь у нас их будут принимать такими, какие они есть на самом деле, т.е. полными гондурасами, как на фотографии получившей гран-при. И еще теми, кто может выносить обвинения без доказательств, в угоду заказчикам, называя себя журналистом. Это не останется незамеченным. Даже после псевдочерносотенных акций антиЛГБТ-перформансиста Милонова, с которыми не захочет иметь ничего общего ни один приличный человек.

«Не нравится подпись про Боинг? А может быть, и Милонова любишь? Фу»
И, действительно, «фу» — технология подлая, раскручивать образ комичного и агрессивного «врага», а потом сравнивать с ним все критиков.

Война — лучший фильтр, холодная гражданская в России, в том числе, а многие уехавшие с иностранными заказами в Новороссию вернутся в Россию с новым пониманием ситуации. Посмотрев в реальности, кто там что делает и почему. А потом сравнит с мнением зарубежных и прозарубежных коллег, и, возможно, пошлет их куда подальше, с политическими заказами. Большинство талантливых авторов в России понимает, что там происходит, но не хочет портить отношений с иностранцами и проиностранцами в России,поэтому и молчит. А чтобы молчали лучше, им подсовывают то псевдочерносотенцев, то винзаводовское казачество, как пример российской бездны и морального убожества.

Не хочешь быть таким же — думай правильно.

 

wpp_003

 

Игорь Старков

Иллюстрации: http://www.worldpressphoto.org/awards/2015
http://stenincontest.com/docs/about/jury.html

17 Фев, 15

Об aвторе

 

 

Похожие записи